Санкт-Петербург, Литейный пр., 30

Тест напольной акустики Bowers & Wilkins 800 D3. Преображение легенды.

Фото 0.jpg

Когда мы заводим разговор о флагманских моделях акустики именитых компаний, рассказ начинает полниться яркими образами и личностями, чье влияние на суммарный опыт производителя в конечном счете привело к созданию выдающейся модели в линейке - мы перебираем разные курьезные особенности, предпосылки, ответственные за возникновение выдающегося образца техники. Но далеко не каждый, даже почетный производитель в сфере аудиотехники может похвастаться такой же легендарной, прошедшей множество преображений и не требующей лишних лирических вступлений акустикой, как Bowers&Wilkins в случае с их 800-ой серией. История этой линейки восходит аж к 79-ому году, когда на свет появился их первый настоящий прообраз - модель 801, чья идея была развита в акустике Matrix 801, ставшей прорывной по части внутреннего строения корпусов динамиков. Будучи в своем девичестве угловатыми, 800-ые обрели новую жизнь после того, как в 93-ем году была представлена удивительная, авангардная по своей природе система Nautilus - использованные в ней наработки преобразовали 800-ую серию окончательно и бесповоротно, создав одну из самых узнаваемых систем в мире. Этим колонкам свойственная еще одна уникальная особенность - их высокочастотные динамики с алмазным куполом, благодаря чему серия и получила приставку "D" - от английского "diamond"(алмаз).  Столь выдающаяся по своим параметрам акустика смогла завоевать признание не только на ниве домашнего аудио - звуковые качества колонок также были высоко оценены специалистами из одиозной студии Abbey Road, где они заняли почетное место референсных мониторов. И вот, совсем недавно, к 50-летию компании была выпущена новая версия легендарной серии - D3. C её флагманской моделью мы сегодня познакомимся особенно близко. 

Фото 1.jpg

При первом, беглом взгляде на 800 D3 возникает весьма любопытное ощущение, будто перед твоими глазами старый знакомый, с которым ты не виделся много лет - внешне он узнаваем, вплоть до мелочей, но все равно, какой-то не такой. Обойдя колонки со всех сторон и все еще не осознавая до конца, откуда же берется внутреннее,  подсознательное недоумение, тянешься к смартфону и ищешь фотографию предыдущей модели. Стоит только взглянуть на предшественника, как все встает на свои места, и первоначальная настороженность сменяется тихим, постепенно набирающим обороты восторгом. Причиной тому является восхищение мастерством дизайнеров B&W, переработавшим узнаваемый образ колонки столь утонченно, что все ключевые особенности в ней улавливаются сразу, но, при этом, в каждый элемент были внесены изменения, причем местами весьма значительные.

Фото 2.jpg

Первое, что привлекло мое внимание, это цвет материала среднечастотного динамика, который покоится в уже ставшей традиционной конструкции каплевидной формы, которая выточена из алюминия. Диффузор выполнен из серебристой ткани, что радикально контрастирует с уже ставшим привычным за многие десятилетия желтым кевларом, являвшимся одним из самых узнаваемых элементов акустики B&W верхних серий. На ощупь материал кажется схожим, но на деле он совсем другой, и несет фирменное название Continuum. Податливый и нежный в статичном состоянии, он преображается в процессе работы динамика, становясь на удивление жестким.
Удивляют новизной и излучатели низкочастотной секции, рабочая поверхность которых также изготовлена из инновационного материала Aerofoil, который, если судить по найденным фотографиям, представляет собой сэндвич из полимерной пены внутри и тонких слоев тканного материала снаружи - вероятно, углеволокна.

Фото 3.jpg

Традиционный, ответственный за название серии твиттер с алмазным куполом является здесь, пожалуй, самой ортодоксальной деталью - он остался практически без изменений, разве что его защитная решетка теперь не снимается так легко, требуя специального инструмента. В остальном, это все тот же узнаваемый высокочастотный динамик обтекаемой, стремительной формы, обладающий корпусом из точеного алюминия и изящный вписанный в верхний свод среднечастотной секции.
Не избежал трансформации и основной корпус акустики, в котором размещается басовая секция. Он был лишен характерных фасок в местах перехода фронтальной панели в боковые, заметно округлившись и став, в целом, куда более подтянутым и спортивным, чем его более импозантные прародители. Покоящийся на основании из алюминия, кабинет состоит внутри из сложной структуры фанерных ребер и фронтальных алюминиевых панелей, что вместе обеспечивает высочайшую степень жесткости конструкции. Любопытно, что внешняя обшивка - это одна деталь, созданная из набранных и проклеенных вместе древесных спилов, которые выгибают по форме, создавая, фактически, цельную форму для фронтальной и боковых сторон корпуса. Задняя же стенка выполнена из массивной точеной алюминиевой детали, являющейся одновременно радиатором, призванным охлаждать солидное звено кроссоверов, сокрытое под ним. В него также вписаны акустические терминалы, расположенные практически у самого основания.

Фото 4.jpg

Не менее интересно реализовано днище акустики. На нем расположены колесики и регулируемые по высоте с помощью специального барашка шипы. Идея гениальна в своей простоте и практичности - после распаковки, акустика просто выкатывается из короба и размещается без лишнего труда в необходимой точке, после чего с помощью барашков шипы выкручиваются из дна и фиксируют колонку на месте окончательно, обеспечивая необходимую виброразвязку. Это крайне удобная особенность, ведь вес каждой колонки - практически сотня килограмм, и её переноска, равно как и последующая установка шипов на пятачки может вызвать немалые затруднения даже у опытных специалистов.

Фото 5.jpg

С прослушиванием акустики мне повезло - я имел возможность оценивать звучание пары, прошедшей основательный прогрев, что позволил оценить её во всей красе. Когда ты только располагаешься на диване и начинаешь перебирать диски, в какой-то момент ловишь себя на мысли, что выбрать первый, такой важный для начала знакомства музыкальный материал не так-то просто - сказывается как почетное наследие серии, так и её слава в качестве мониторов в Abbey Road. Поэтому я начинаю с диска, на котором молодой виртуоз фортепиано Lang Lang исполняет второй концерт Рахманинова вместе с оркестром Мариинского театра под руководством выдающегося Валерия Гергиева. Запись эта выбрана мною не спроста - она преисполнена деталей, и при этом насквозь эмоциональна. Стоило лишь пальцу пианиста коснуться первой клавиши, как глубина раздавшегося послезвучия захватила меня - без лишнего преувеличения, слушая концерт не первый раз, я еще ни разу не ощущал тех драматичных нот, что хлынули на меня из динамиков. Но не только это привлекло мое внимание - практически сразу меня увлекло весьма своеобразное построение сцены. Акустика формирует поле ровно в рамках своего расположения, не выходя за его пределы, но и не сужая картину к центру. Возникает необычное ощущение масштабности в рамках ощутимого пространства, сравнить которое я бы смог лишь с пребыванием в старом зале Мариинского театра - акустические пропорции звучания воспринимаются естественно и широко, но при этом есть достаточно ясное понимание, где находится каждый инструмент, откуда возникает его голос и куда он уносится впоследствии. Проще говоря, при высокой плотности звука, его насыщенности, нет ни малейшего намека на смешение источников, нагромождение тонов отсутствует полностью. Впечатляет и передача самого характера звучания - низкий спектр ощущается предельно емко и со всей присущей ему динамикой, середина вторит ему, также превосходно отрабатывая свой сегмент, а высокие ноты выше всяких похвал - сказывается фирменный "алмаз".
При переходе к более простому, но не менее эмоциональному и искрящемуся радостью наэлектризованного диско-фанка альбому "Synchronized" Jamiroquai акустика раскрывает весь потенциал своих "мускулов", отрабатывая высокую динамику басистой ритм-секции очень игриво, бодро и заставляя тело невольно двигаться вместе с музыкой. Когда же включаешь переливчатый, сверкающий мельчайшими деталями и насыщенный переменчивыми задними планами созерцательный "On" за авторством диджея Funki Porcini, эффект погружения превосходит все ожидания - кажется, что звук превращается в теплый океан, волны которого подхватывают тебя, унося вдаль по теплому течению, а вокруг мелькают мириады диковинных рыб, и лишь стряхнув с себя это наваждение, осознаешь, что иллюзия состояла из пестрой гаммы самых разноплановых призвуков и послезвучий, которые будто бы путешествуют по пространству так, как им самим пожелается.

Фото 6.jpg

Вдоволь оценив мастерство акустики в работе с насыщенными полотнами, захотелось оценить её возможности в ином жанре. С нескрываемым любопытством, я достал первый полноформат Morphine, с лаконичным названием "Good". Выбирая этот альбом, я всегда выбираю шестой трек, "You Look Like Rain", где густая дымка басс-секции и слегка приглушенный вокал Марка Сэндмена сочетаются с партиями саксофона, пронзающими насквозь. Я ставлю диск, выбираю номер шесть, начинаю погружение. И вот, трек переходит в затухание, звучит ничем не нарушаемый хор голосов, который  - и это каждый раз так внезапно! - прерывается хрипловатым, меланхоличным и вместе с тем волнующим пением тенор-саксофона. Глубина эмоциональной передачи данного момента сразила меня наповал - я привык, что по-настоящему глубоко он звучит либо на виниловых системах, либо там, где ламповая аппаратура находится в связи с нарочито эмоциональной акустикой. На этом моменте я понимаю - продолжать прослушивание можно до бесконечности, открывая все новые слои в такой знакомой и, казалось бы, исчерпавшей всю свою тональную глубину музыке. Я понимаю - время делать выводы.

Можно до бесконечности спорить о том, стали ли благом многочисленные изменения в конструкции акустики, но занятие это, на мой взгляд, определенно безыдейное, особенно если рядом нету пары предшественников. Если же абстрагироваться от столь неблагодарных процедур, то уже с первой минуты прослушивания 800 D3 становится по-настоящему очевидно - это выдающаяся акустика, со своим неповторимым характером, которая весьма утонченно балансирует на грани между аудиофильским и музыкальным, даря как радость от разбора многочисленных деталей и аккуратности расстановки оных в пространстве, так и впечатляя до глубины души своим умением погрузить слушателя в океан звучания, предоставляя возможность полностью расслабиться, путешествуя по многочисленным пассажам дорогих сердцу произведений. 800 D3 - это по-британски интеллигентная акустика, в образе которой многолетние традиции изящно сочетаются с современными технологиями и взглядами на звук, что лишний раз подчеркивает заслуженный статус компании Bowers & Wilkins в иерархии удивительного переплетенного мира аудиотехники, где сохранение репутации требует беспрецедентного внимания как к внешней форме, так и к внутреннему содержанию. И можно с уверенностью заявить, что в лице 800 D3 B&W уверенно продемонстрировали владение обеими стороны вопроса.

Фото 7.jpg


Автор текста - Андреещев Дмитрий

Тест напольной акустики PMC Twenty 26. Элегантный профессионализм.
Тест напольной акустики PMC Twenty 26. Элегантный профессионализм.
Тест сетевого проигрывателя dCS Bartok. Незримое совершенство.
Тест сетевого проигрывателя dCS Bartok. Незримое совершенство.
+7 (812) 602-96-82

^ Наверх